10 отличий китайской ментальности (+ «ироничный» пример)

0
721

1. Лицемерие бытовое, конфликты при вскрытии ненастоящего лица. «Я конечно решу проблему, но не сегодня. И не нужно мне постоянно напоминать.»
2. Бытовая хитрость, желание получить выгоду за счет другого человека. «Это стоит 50, но если дорого, то 20.»
3. Близость к природе, проявления естественных позывов без задних мыслей. «Буду сёрбать и рыгать, как учила меня мать.»
4. Незамысловатость действий, мыслей, суждений. «- Привет, ты уже поел? — А можно мне другого диетолога?»
5. Любят находить глупые оправдания для избегания лишней работы. «Я бы помог, но на меня небо падает.»
6. Непринципиальность на уровне аморальности. «Люблю собак, ведь они придают мне статус, ещё и вкусные.»
7. Жёсткая социальная иерархия. «Я начальник — ты дурак, ты сынок, а я отец.»
8. Неразвитый спектр мелких эмоций. «Я не пойму твой сарказм. Хочешь наорать, наори.»
9. Не думают о других, если личное желание перевешивает общественные требования. «Я конечно извиняюсь за неудобства, но и вы же не расклеитесь.»
10. Желание выпендриться. «Вот и новый день и новая возможность поделиться, чем же я лучше других.»

Согласитесь, национальный характер определяет не только поведение представителей какого-либо народа, но и во многом формирует основы его внешней политики. Знание и понимание характерных черт менталитета позволяют правильно оценивать ситуацию, делать выводы, а также интерпретировать и предугадывать те или иные действия со стороны рассматриваемого государства. В предыдущей статье была вскользь затронута тема миропонимания китайцев. Вопрос очень интересный, обширный и, безусловно, заслуживающий более подробного анализа.
Столь своеобразный менталитет китайцев сложился в результате влияния многих факторов: изоляции от внешнего мира, специфической письменности, тяжелых условий ведения сельского хозяйства, религиозных и философских учений. Какие же основные черты национального характера жителей «Поднебесной» можно выделить?
Замкнутость. Склонность к интроверсии проявляется у китайцев на самых различных уровнях: от личностного до государственного. Дурным тоном считается открытое проявление эмоций, более того, они подменяются сложным комплексом этических ритуалов, что в глазах европейца может выглядеть как лицемерие. Если один человек встречает другого, оба должны показать друг другу свое глубокое уважение. Каждый обязан дать знать, что считает другого развитым и образованным человеком, даже в том случае, если они прекрасно понимают, что это не соответствует действи­тельности. Во время разговора один на один с малоизвестными людьми китаец ведет себя специфически: сохраняет неподвижными положе­ние лица и тела, сидит прямо, выгнув спину, не шевелится со­всем, только губы слегка движутся, а голос приближен к шепо­ту. Очень громкий разговор считается попросту неприемлемым. Лицо остается беспристрастным или выражает елейность. Китайцы избегают смотреть прямо на собесед­ника, потому что по их представлениям так делают только вра­ги или ненавидящие друг друга люди. Очевидно, именно эта черта национального менталитета сохраняла Китай закрытым от внешних связей на протяжении большей части его истории. Неприхотливость. Китайцы широко известны как малоприхотливые люди. Ис­покон веков они довольствовались тем, что имели, стараясь добыть минимум для пропитания в условиях тяжелой борьбы за существование. Оказала свое влияние и конфуцианская идеология, ориентировавшая сознание людей не на прелести загробной жизни, а на довольство минимумом в повседневности. Она учила их видеть социальный идеал не в удовлетворении ши­роко возникающих потребностей, а в достижении счастья с тем, что имелось. Простые китайцы привыкли считать, что счастье зависит не от внешних обстоятельств, а от них самих. В резуль­тате неприхотливость, умеренность, приспособляемость, стали целым комплек­сом взаимосвязанных черт их национального характера. «Рис и овощи для еды, вода для питья, да голова на плечах — вот, что необходимо мне для счастья». Конфуций.
Склонность к простым логическим конструкциям. Образ мышления китайцев можно назвать практическим, чу­ждым ненужным сложностям. Китаец, как правило, отдает пред­почтение простым интеллектуальным построениям как наиболее доступным и рациональным для запоминания, жизни и деятельности. Он очень редко руководствуется абстрактными принци­пами, его логика отличается высокой предметностью, показате­лем чего являются, например, пословицы и поговорки. «Не забывай прошлого, оно учитель будущего». «Пришло счастье — будь бдителен; пришло горе — будь стоек», — гласит китайская мудрость.
Предприимчивость. «Они питались поначалу одной рыбой, откладывая каждую иену, которую приносит про­фессия парикмахера, повара или портного, — описывает японский профессор Хаясэ адаптацию китайца к условиям жизни в Японии. — Когда средств хватало на старенький велосипед, они приобретали его, и кто-нибудь из семьи превращался в бродячее торговца. Второй ступенькой становился подержанный мотоцикл. На этой стадии китаец делается более уверенным в себе и даже становится агрессивным. Он уже старается не просто продавать что-нибудь, но и ссужать деньги, товары в долг под проценты. Он обрастает постоянными потребителями и заводит на них бухгал­терскую книгу. Если у него находился родственник или близкий приятель, которые уже миновали эту стадию развития, ему уда­ется получить у них взаймы какую-нибудь сумму для приобре­тения лавочки. Потом он превращается в оптового торговца, которым безденежные люди предпочитают расплачиваться эквивалентами своего труда или сельскохозяйственной продукцией. Расширяя свою предпринимательскую деятельность, китаец приобретает участок земли и строит на ней фабрику, нанимает работников». По этой причине в большинстве стран Юго-восточной Азии оптовая и розничная торговля, а также импорт­но-экспортные операции сосредоточены в руках китайских эмигрантов. Китайцы владеют 30% капиталов Малайзии и Сингапура, 30% служащих Малайзии — китайского происхождения.
Коллективизм. Сложные климатические и природные условия страны, осо­бенно необходимость строительства ирригационных сооружений для защиты от стихийных бедствий, а также связанная с этим необходимость тяжелого, титанического труда обусловили ту исключительную роль, которую всегда играли в стране община и коллективный труд. В результате у китайцев сформировались и всегда очень ярко проявляются такие национально-психоло­гические качества, как жесткая дисциплина, высокая степень зависимости индивида от группы, специфическая сплоченность на основе четкого распределения ролей, высокая степень доверия к мнению группы, а также особый характер сочувствия и пережи­вания, проявляющиеся в межличностных отношениях.
Прагматичность. Ограниченность в ресурсах еды, полезных ископаемых, земли выработала в китайцах гипертрофированную бережливость, прагматизм и расчетливость. Прагматичный китаец рассчитывает до малейших деталей наиболее экономный путь для достижения своей цели. В условиях постоянного недоедания выросли поколения, которым было важно не тратить лишнюю энергию.
Мифологизированный полководец Чжугэ Лян, описанный в китайском аналоге «Войны и мира», книге «Троецарствие», совершает, по мнению китайцев, поступки, достойные подражания. Своеобразие моральных устоев жителей Поднебесной может подчеркнуть эпизод, описывающий бегство отряда Чжугэ от преследующих его врагов. На ночь преследуемые, уставшие и голодные воины находят убежище в доме владельца придорожной харчевни. На следующий день бедняк и его семья, поделившиеся с Чжугэ Ляном последней едой, будут убиты его солдатами. Чжугэ принимает такое решение из опасения, что преследователи, допросив его благодетеля, смогут узнать направление движения отряда Чжугэ. Союзник — временно выгодный партнер, в понятии китайских стратегов. Получив все выгоды от дружбы с СССР, китайское руководство поспешило объявить о своих претензиях к нашей стране. Нынешнее состояние российско-китайских отношений базируется на определенном балансе взаимных интересов.
Жестокость. По мнению многих этнопсихологов, ввиду жесткого подавления индивидуального начала и строгих норм поведения у представителей азиатских народов, и у китайцев в частности, накапливается большое количество внутренней агрессии. Так описывает свои наблюдения одна наша соотечественница, прожившая несколько лет в Китае: «Если вы встретите улыбающегося китайца, не думайте, что он вам искренне улыбается или сердце этого человека переполнено радостью. Это может улыбка вежливости, и это может быть улыбка зависти. А иногда от улыбки до агрессии и непонятной жестокости – один шаг. Что это такое, я испытала на личном опыте, когда жила с семьей в Китае, где не раз наблюдала, как мило улыбающиеся люди могут безжалостно убивать редких диких или собственных домашних животных: так, китайские дети, просто играя, замучивают до смерти стрекоз, удивительных по красоте бабочек, лягушек, маленьких утят, черепах, – и тоже с улыбкой на лице. В Китае не услышишь пение птиц по утрам ни в редко встречаемых лесах, ни в многочисленных городских парках. Там — птиц нет! Это сразу режет слух: ведь невозможно, так непривычно жить без голосов птиц! Все, что можно есть, в Китае едят, поэтому в лесу нет птиц…как и многих животных. Воспринимаемая нами жестокость, как абсолютная, по отношению к животным в Китае считается нормой китайского быта и не противоречит ни окружающей действительности, ни внутренним убеждениям каждого китайца — ведь все так делают, тем более : животные существуют для потребностей человека, в частности, для его желудка.
Отчего китайцы бывают часто жестоки к незнакомым людям, особенно к беспомощным людям , и совершенно безжалостны к преступникам? Почему уступчивы, вежливы, безмерно почтительны к своим родителям и близким родственникам?.. Это — вопросы к психологам. За несколько лет жизни в Китае я не нашла ответы на эти и на многие другие вопросы о противоречиях в характере и психологии китайского народа, о скрытых для нас корнях многих непонятных привычек и ритуаолов …
2 января 1998 года мы с мужем возвращались из велосипедного магазина, где только что купили тандем, после того, как в новогоднюю ночь на велосипедной стоянке у дома у нас украли два велосипеда. Во дворе столпилась огромная толпа китайцев, казалось, все жители дома, в котором мы жили, вышли на улицу. Слышались ругань, детский плач. «Что такое?..»– спрашиваю мужа. «Не знаю…» – напряженно отвечает. Подошли ближе. Мужчина средних лет, лицо в ссадинах и кровоподтеках, белая рубашка в крови, заплывшие веки, глаза с трудом открываются; руки заведены за спину и туго обмотаны колючей проволокой и – все та же китайская, неповторимая, улыбка!.. Но уже– с просьбой о прощении и мольбой о помощи. Увидев иностранцев, мужчина оживился, заулыбался совсем по-американски, привычно принимая нас за американцев. ( Мне показалось, что в его сердце затеплилась хоть какая-то надежда на спасение и желанную свободу.) Оказалось, поймали вора велосипедов. Толпа заметив нас. несколько нас оживилась, но потом снова переключилась на беднягу. Причем, женщины били пойманного вора чаще и более пристрастно, шумно ругались. Полицейский стоял в стороне, давая разобраться народу с задержанным так, как людям хотелось. Мы с мужем были единственные из присутствующих , кто сочувствовал несчастному вору. Однако, при всем желании мы никак не могли ему помочь, да и не имели права. Я чувствовала, что толпа, точно, что-то ждет от нас. Вдруг я с ужасом увидела в глазах китайских женщин ненависть, непонимание, презрение – и к себе тоже. Китаянки встали вокруг меня со трех сторон, размахивали руками, иногда в порыве гнева одна из женщин -случайно или неслучайно- больно задевала меня своими руками, а особенно агрессивные — до хрипоты в голосе, перебивая друг друга, кричали: «Этот вор украл ваши велосипеды…Скажите – офицеру! Скажите!»
Письменность. Как было сказано выше, не последнюю роль в формировании психологического портрета китайцев сыграла письменность. Во-первых, язык изолировал их от других людей и за 5 тысяч лет создал огромные различия между Китаем и всем остальным миром. Во-вторых, существует зависимость между письменным китайским языком и мышлением жителей этой страны. Иероглифы в некотором смысле защищают Китай от вторжения чужой культуры и навязывания зарубежных традиций. Иностранные слова, записанные при помощи иероглифов, приобретают новое содержание. Так, название американского напитка «кока-кола», записанное при помощи 4 иероглифов «ке коу ке ле», буквально переводится как «можешь рот, можешь радость». Зависимость между китайским мышлением и письменным языком хорошо можно продемонстрировать при помощи передачи китайскими иероглифами слова «братство». Для русского это слово означает «родственные отношения, общность, дружба». Китайцы передают на письме это слово при помощи двух знаков — «старший брат» и «младший брат». В их понимании это подчиненные отношения, при которых младший брат зависит от старшего. Поэтому в период советско-китайской дружбы оказаться в положении «младшего брата» для китайцев было оскорбительно. Китайцам не нравилось то, что СССР занимал более высокое положение по сравнению с одной из древнейших стран мира.
Не такие, как мы. Китайская ментальность — зеркальное отражение менталитета европейцев. «Система программного обеспечения» в голове китайца работает как бы наоборот. Белая стрелка в компасе китайцев показывает на юг, порядок слов в китайском предложении прямо противоположен порядку слов в большинстве языков мира, китайский цвет траура — белый. Поведение китайца также является практически полной противоположностью поведению европейца. Китайская вежливость — это в нашем понимании «антивежливость». То, что европеец воспринимает как галантность, для большинства китайцев простой расчет. Китаец, приглашающий вас войти в помещение первым, предполагает, что вы уступите ему это право. Зачастую китайцы воспринимают и истолковывают действия иностранцев по-своему. Классическим подтверждением этому может явиться интервью, данное Мао Цзэдуном американскому журналисту, о том, как в 1950 году ему прислуживал лично И.В. Сталин: во время визита в Москву, на котором китайский лидер вымаливал у советского руководства помощь (в том числе и в создании китайского ядерного оружия), на «ближней даче» Сталин, выполняя роль гостеприимного хозяина, лично подал Мао чай и перед сном застелил ему постель. Эти действия Мао Цзэдун затем истолковал как стремление советского руководства услужить Китаю, а лидера величайшей страны, разгромившей фашизм, представил как своего личного денщика.
 Китай — давний сосед России на Дальнем Востоке. История взаимоотношений между нашими странами насчитывает порядка 350 лет, за это время были как периоды мирного сосуществования, так и поры противостояния и конфликтов. Для того, чтобы правильно оценивать ситуацию и определять приоритетные направления внешней политики по отношению к Пекину, необходимо понимать психологию его населения, его ценности и мотивы. Особую важность это приобретает сейчас, когда восточный сосед оказывает все большее влияние Россию и все мировое сообщество.
В качестве материала для публикации использовались работы преподавателя Военного университета, подполковника, Ю.О. Сердюка и доктора психологических наук, профессора, полковника, В.Г. Крысько, а также записи Ирины Свиридовой

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here