В учебном центре столичного аэропорта Внуково бортпроводников начали обучать приемам самбо. Предполагается, что это поможет им дать отпор авиадебоширам. Мастер-класс, намеченный на 20 и 21 февраля, стал очередным шагом в войне, которую авиакомпании объявили хулиганству на борту, и по иронии судьбы совпал с очередной громкой историей: в начале недели с рейса за попытку прорваться в кабину пилотов был снят помощник главы Якутии.

Как сейчас бортпроводников готовят к работе со сложными пассажирами и поможет ли им знание боевых единоборств, разбирался портал iz.ru.

Битва со стюардами

Об инциденте, который произошел перед вылетом рейса Москва–Якутск 17 февраля, стало известно в понедельник, 19 февраля. Во время посадки на самолет «Аэрофлота» помощник главы Якутии Евгений Шигапов сначала отказался предъявить посадочный талон, а затем, как сообщается, начал оскорблять членов экипажа и попытался попасть в кабину пилота. Поскольку самолет в этот момент находился на земле, решить ситуацию оказалось относительно легко. На борт вызвали сотрудников полиции, происшествие было зафиксировано, сам Шигапов был выведен из самолета и доставлен в дежурную часть. Самолет же вылетел в Якутск с задержкой в один час.

Фото: IZ.RU

Председатель правительства Республики Саха (Якутия) Егор Борисов объяснил, что сотрудники авиакомпании сами забыли выдать ему, его супруге и Шигапову посадочные талоны. В «Аэрофлоте» на это ответили видеозаписью, где видно, как Шигапов талоны получает. Сейчас решается вопрос о возбуждении против него дела об административном правонарушении.

Осенью 2017-го в Росавиации отметили, что количество зарегистрированных авиакомпаниями фактов хулиганства на борту увеличилось. Если в сентябре 2016-го их было зафиксировано 50, в сентябре 2017-го — 58. И это только те случаи, в которых для дебошира наступила уголовная или административная ответственность. По другим данным, только в 2016 году на российских самолетах было зафиксировано больше тысячи случаев авиадебоша. Чаще всего агрессия пассажиров направлена на членов экипажа. Ответить им, как правило, нечем.

— Если вы откроете закон, то увидите, что на данный момент бортпроводники бесправны, — сказал порталу iz.ru председатель совета бортпроводников Общероссийского профсоюза авиационных работников Владислав Макеев.

Еще одна проблема кроется в том, как пассажиры воспринимают стюардов и стюардесс, считает Анна Ермилина, директор кадрового центра компании «Авиаперсонал».

— Зачастую бортпроводника принимают за обслуживающий персонал. Сейчас мы в том числе стараемся популяризировать эту профессию и уйти от стандартов обслуги. Потому что в первую очередь бортпроводник — это тот, кто обеспечивает безопасность полетов на борту воздушного судна, — заявила Ермилина порталу iz.ru.
Только в январе 2018-го стало известно как минимум о двух подобных ситуациях. Во Внуково сняли с рейса, летевшего в Дубай, пассажирку, которая еще до вылета самолета успела сначала закурить в туалете, а затем попыталась прорваться в кабину пилотов. Как сообщалось, девушка могла находиться в состоянии наркотического опьянения. На рейсе, следовавшем из Москвы в Нью-Йорк, пассажир бизнес-класса ударил стюардессу. После возвращения в Шереметьево она зафиксировала факт побоев, и по возвращении в Россию дебошир был задержан. Против него возбудили уголовное дело о хулиганстве и побоях.

Иногда, правда, на помощь приходят сами пассажиры. Так случилось с Владимиром Колотыгиным, который, также в январе 2018-го, начал оскорблять членов экипажа, ударил одного из бортпроводников — но был обездвижен летевшими тем же рейсом сотрудниками Федеральной службы судебных приставов. В аэропорту его сдали полиции.

«Трудный пассажир»

Все желающие работать в салоне самолета должны пройти специальное обучение в учебных центрах, сертифицированных Росавиацией. Такое обучение считается дополнительной профессиональной подготовкой, поэтому длится всего несколько месяцев.

Чтобы попасть в программу обучения, будущим бортпроводникам необходимо сначала успешно пройти медицинскую летную комиссию, а затем — собеседование с представителями учебного центра или авиакомпании, которая подбирает персонал. В том числе кандидатов проверяют на знание английского и на стрессоустойчивость.

— В последние два года очень популярным стал вопрос «Ваши действия, если вы столкнулись с ситуацией «трудный пассажир». Это есть в учебном плане, прямо так и называется. Человеку в этом случае могут задаваться разные некорректные вопросы, а он должен сориентироваться, как лучше поступить, — рассказала порталу iz.ru Анна Ермилина.

Фото: ТАСС/Марина Лысцева

Понятие «трудный пассажир» довольно широкое — оно включает как просто неконтактного человека, скептически реагирующего на обращения членов экипажа, так и того, кто находится в состоянии сильного алкогольного или наркотического опьянения. И даже угроза террористического захвата самолета тоже относится к этой категории. Правда, ее отрабатывают отдельно.

Для всех остальных случаев определенная психологическая подготовка предусмотрена, но она сильно ограничена — невозможно уложить в несколько месяцев всё, а ведь слушателям нужно еще изучить базовые вещи — обеспечение безопасности полетов, вводную подготовку и так далее.

— Психологические аспекты тоже есть, но, к сожалению, в обучении они присутствуют не так активно, потому что три месяца — это достаточно мало для освоения профессии, — сказала Анна Ермилина.

В Советском Союзе к таким ситуациям бортпроводников готовили серьезнее, отмечает Владимир Макеев.

— Там это было на более приемлемом уровне. Сейчас психологическая подготовка есть, но она направлена скорее на сервис, на общение с пассажиром. А такие занятия, на мой взгляд, нужно проводить отдельно, — подчеркнул эксперт.

Вопрос грубой силы

Двухдневный мастер-класс по самбо во Внуково проводят впервые — в феврале он организован для двух групп будущих бортпроводников. В пресс-службе аэропорта порталу iz.ru пояснили, что занятия состоят из теоретического и практического блоков. Ведет их исполнительный директор Международной ассоциации самбо профессор Сергей Табаков. В будущем подобный курс хотят сделать ежегодным.

— Участники получают сертификат о прохождении курсов бортпроводников, просто там будет строчка о том, что они в том числе прошли курс самбо, — сообщила порталу iz.ru руководитель пресс-службы Внуково Мария Шаравина.

Правда, не факт, что обладателям этих навыков удастся их эффективно применить, отмечает Владимир Макеев, поскольку в самолетах по большей части довольно тесно.

— На самом деле на воздушных судах не так много места, где вообще это можно сделать. На широкофюзеляжных это одно, а на узкофюзеляжных, которых у нас по России больше чем три четверти, это невозможно будет даже применить, — отметил глава совета бортпроводников Общероссийского профсоюза авиаработников.

Фото: РИА Новости/Александр Кряжев

Впрочем, действующее законодательство и должностные инструкции в принципе не позволяют проводникам применять физическую силу, а значит, член экипажа может в итоге оказаться крайним. У них есть четкий распорядок действий, которые они могут предпринять, столкнувшись с хамом или воздушным хулиганом, — и варианты очень ограничены.

— Пока у нас, к сожалению, нет законодательной базы, позволяющей бортпроводнику применять физическую силу к пассажирам. У него есть четкая инструкция: сначала он делает устное предупреждение, потом письменное, дальше уже командир воздушного судна решает, надо ли сажать самолет, — напомнила Анна Ермилина.

Попробовать связать пассажира, чтобы его утихомирить, бортпроводники теоретически имеют право, но даже в этом случае им лучше попросить об этом командира корабля, второго пилота или кого-нибудь из пассажиров. Тем более что большая часть бортпроводников — женщины. Справиться с обидчиком с использованием грубой силы им, вероятнее всего, будет нелегко, хотя припугнуть излишне разошедшегося пассажира знанием единоборств, может быть, получится.

Ремнем, скотчем и шокером

Во многих странах мира уже действуют довольно жесткие правила в отношении авиационных дебоширов. Международная организация гражданской авиации (ИКАО), например, рекомендует своим членам разрешать стюардам и стюардессам применять электрошокеры и пластмассовые наручники. В США, Японии и Корее за хулиганство на борту самолета давно уже предусмотрены штрафы в несколько тысяч долларов, а также возможность реального тюремного срока.
Соответствующие поправки в Воздушный кодекс РФ Госдума может принять до летних каникул

В России до последнего момента бортпроводникам приходилось прибегать к помощи ремней безопасности, пледов, брючных ремней и даже скотча, чтобы зафиксировать разбушевавшихся пассажиров. В последние два года, правда, ситуация начала меняться.

Весной 2017 года в статью УК РФ о хулиганстве был добавлен отдельный пункт, предусматривающий ответственность за нарушение порядка и «проявление неуважения к обществу» на любом виде общественного транспорта: от самолета до корабля.  За такие нарушения теперь придется заплатить от 300 до 500 тыс. рублей, кроме того, есть риск отправиться за решетку на срок до пяти лет.

С лета 2018 года начнет действовать новый закон об авиадебоширах. Он предусматривает создание авиаперевозчиками особых черных списков. В них авиакомпании смогут заносить всех пассажиров, «отличившихся» во время полета, и в течение года после инцидента отказывать им в праве летать своими рейсами. Кроме того, бортпроводникам разрешат иметь на борту специальные пластиковые наручники, а сотрудникам службы авиационной безопасности, работающим на земле, — пользоваться электрошокерами.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе

К тому же если раньше речь шла только о внимании к качеству сервиса, то теперь авиакомпании, возможно, устав от регулярных экстренных посадок, чаще стали занимать сторону своих сотрудников.

— Неважно, какой ты пассажир, авиакомпания теперь встает на сторону экипажа. Это доказывает недавний случай с якутским руководством, — считает Анна Ермилина.

Правда, по ее мнению, главное — дать членам экипажа возможность научиться эффективно решать конфликты на борту мирными способами.

— Негатив рождает ответную агрессию, поэтому, конечно же, хочется, чтобы законодательно закрепили основы психологического обучения, где уделили бы больше внимания способам решения конфликта без применения физической силы. Конечно, в случае сильного наркотического опьянения это не поможет. Но в общении со звездами, с пассажирами бизнес-класса этого будет достаточно. Пока у нас это есть, но не в той степени, в какой хотелось бы, — заключила эксперт.

Источник