Опасность традиционной китайской медицины

0
51
Опасность традиционной китайской медицины

Фан Юань обводит глазами свой магазин, переполненный посетителями, и счастливо заявляет, что бизнес процветает. Он — проверенный поставщик из России: больницы и фармацевтические компании выстраиваются в очередь за его продукцией — оленьими рогами. Связки последних лежат в огромных сетках на полу. Тысячи их, разрезанные на пластины, заполняют стеклянные банки. В традиционной китайской медицине рога используются для лечения заболеваний молочной железы. Магазин Фана немного напоминает зал в доме шотландского барона. Оленьи головы глядят вниз со стен: среди них и рыжелобая газель с черными рогами, похожими на турецкие сабли. «Эти я не продаю, — спешит заверить Фан Юань, — это вымирающий вид».

Фан — торговец на крупнейшем в мире рынке ингредиентов для ТКМ, системы диагностики и лечения с 2500-летней историей. И масштаб этого бизнеса поражает. Небольшой город Бочжоу (亳州), где расположен рынок, находится в трех часах езды от ближайшей железнодорожной станции. Главный рынок — размером с футбольный стадион. Он — один из более 10 000 продавцов, что в четыре раза больше, чем магазинов в Mall of America.

Читайте также: Китайский опыт. Трансплантация печени казненных заключённых

Здесь можно купить любой ингредиент для приготовления лекарств, какой вы только можете себе представить. Например, стружку алойного дерева: считается, что дым от горящей стружки очищает легкие. Также здесь можно найти сушеных лягушек, гекконов, пенисы оленей, спиртовые настойки которых эффективны для восстановления после спортивных травм. А грамм сушеного кордицепса китайского , известного как «гималайская виагра», стоит больше грамма золота. На этом рынке определяются цены на лекарства ТКМ по всей стране. Комната для отбора проб забита оптовыми покупателями еще до 9 утра.

Рынок в Бочжоу — это одновременно символ исключительной популярности ТКМ и ее следствие. Число больниц, предлагающих ТКМ, в Китае выросло в общем с 2500 в 2003 году до 4000 в конце 2015 года. С 2011 года число лицензированных врачей увеличилось на 50% и достигло 452 000 человек. Около 60 000 традиционных лекарственных рецептур были одобрены Управлением по надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов. Они составляют около трети всего фармацевтического рынка Китая, второго крупнейшего рынка в мире. В 2015 году пациенты более 910 млн раз посетили больницы ТКМ, что, по данным китайского правительства, составляет около 16% всех обращений за медицинской помощью (в 2011 году — 14%).

Читайте также: Переселение душ, реинкарнация.

Это поразительное возрождение для практики, от которой после падения династии Цин отказывались, считая ее недостаточно научно обоснованной. «Западные» врачи  и ученые по-прежнему к ТКМ относятся с огромным подозрением. Это частично результат огромного спроса на профилактику заболеваний, так как многие уверены, что ТКМ позволит избежать более дорогого лечения в больнице. С другой стороны, употребление таких дорогих лекарств в ТКМ как кордицепса китайского стало своего рода показателем статуса. «В последние несколько лет ТКМ получила более широкое распространение, так как у людей появилось больше денег в карманах, и они стали больше заботиться о своем здоровье», — считает Ли Нин, сотрудник крупной фармацевтической компании Kangmei Pharmaceutical.

Популярности ТКМ способствует также внимание к ней председателя КНР Си Цзиньпина: он называет ее жемчужиной китайской традиционной науки и отмечает, что сам прибегает к ее помощи. «Пришел золотой век ТКМ», — заявляет председатель КНР. Он также призывает врачей «способствовать выходу ТКМ на мировую арену». С 2012 года, когда Си Цзиньпин пришел к власти, КПК настойчиво пыталась приравнять ТКМ к так называемой «западной» медицине (то есть современной). С этого момента правительство опубликовало ряд планов, программ и распоряжений, целью которых является сделать ТКМ доступной для каждого в Китае к 2020 году.

Читайте также: Почему тогда не объявить войну китайской медицине? Гомеопатию признали «лженаукой», а религию панацеей от всех недугов!

В начале 2016 года правительство опубликовало план развития ТКМ на ближайшие 15 лет. В нем говорится, что традиционная медицина должна получить тот же юридический статус, что и «западная»; она таким же образом должна контролироваться. В докладе, опубликованном в конце прошлого года, говорится, что ТКМ будет играть большую роль в реформировании системы здравоохранения из-за ее относительно низкой стоимости.

Затем в июле этого года был принят первый закон о ТКМ в Китае, который устанавливает стандарты безопасности для медикаментов и их ингредиентов. Теперь под контролем окажутся хозяйства, занятые выращиванием лечебных трав (где запрещены, например, определенные удобрения), а также производители таблеток ТКМ. Закон также снижает требования к практикующим ТКМ. Раньше врач ТКМ сначала должен был получить лицензию «западного» врача, а лишь затем традиционного. Согласно новому закону, стать ТКМ врачом можно, успешно сдав местные экзамены и получив рекомендацию двух обладателей лицензии. В профессиональной среде есть некоторое беспокойство, что это откроет путь для шарлатанов.

Сторонники закона отвечают, что ТКМ может улучшить систему здравоохранения. Традиционная медицина использует травы и другие натуральные вещества, а не дорогое диагностическое оборудование. Согласно докладу, средние стационарные расходы в больнице ТКМ на 24% ниже, чем в публичном госпитале общей практики, а стоимость амбулаторного лечения на 12% ниже. Если ТКМ также эффективна, как «западная» медицина — что довольно спорно — она может оказаться более эффективным способом улучшения здоровья.

Однако доказательства того, что ТКМ работает, довольно ограничены. Клинические испытания в научных журналах показывают примеры эффективности ТКМ при лечении мигрени и ожирения. В некоторых случаях ТКМ хорошо работает в сочетании с «западной» медициной, например, при лечении шизофрении. Тем не менее, в целом исследований недостаточно.

Национальные институты здравоохранения США рассмотрели 70 обзоров традиционных методов лечения. В 41 случае, испытания проводились при слишком маленькой выборке и были плохо организованы, чтобы их результаты можно было использовать. В 29 случаях, исследования продемонстрировали возможную эффективность, однако имели проблему с дозировкой и другие недостатки, которые не позволили считать результаты убедительными. Профессор Ли Шуцюань из Университета Ньюкасл (Австралия) обнаружил, что лишь четверть исследований, которые он просмотрел, демонстрировали эффективность ТКМ-лечения, в большинстве же случаев положительный эффект был незначителен.

По словам Мартина Тейлора, представителя миссии ВОЗ в Пекине, один аспект ТКМ, который может оказаться полезным, — это фокус на профилактике заболеваний, а не на лечении. ТКМ врачи чаще наблюдают своих пациентов, так как рецепты подбираются для каждого конкретного человека и требуют точности. Постулат ТКМ гласит: хороший доктор вылечивает заболевание до того, как оно успело проявиться.

Как результат, больше внимание к традиционной медицине предполагает больше внимание к первичной медико-санитарной помощи, которая лучше всего позволяет отслеживать пациентов с заболеваниями, связанными с образом жизни (такими как ожирение) и старением. Хотя Китай — страна со средним уровнем доходов, его население страдает от тех же заболеваний, что и жители богатых стран: неинфекционные болезни, такие как заболевания сердечно-сосудистой системы и диабеты, являются причиной смерти в 85% случаев. И если ТКМ врачи могут предложить лучшую диету или убедить половину взрослого мужского населения бросить курить, то они могут многое изменить.

Правительственный документ под названием «Здоровый Китай 2030» говорит, что без первичной медико-санитарной помощи система здравоохранения не сможет справиться с потребностями стареющего населения. Однако острая нехватка врачей общей практики является огромным препятствием. Даже пациенты с несерьезными заболеваниями обычно идут на прием к специалисту. Это увеличивает расходы, так как консультации с такими докторами дороже, и приводит к очередям в больницах. Правительство хотело бы, чтобы вместо этого больше людей посещали местные клиник. Но многие не хотят идти к врачам общей практики, считая их менее квалифицированными, чем специалисты. Однако они, возможно, захотели бы пойти в ТКМ клинику. Открытие большего числа последних может снизить нагрузку на всю больничную систему.

При должной осторожности, ТКМ может помочь людям, как минимум как плацебо. Но попытки Китая поставить ее на один уровень с западной медициной могут быть опасными. Это может привести к тому, что еще больше пациентов с серьезными заболеваниями будут избегать необходимого лечения, прибегая к традиционным методам. Также это может стать дополнительной угрозой для вымирающих видов, которые часто, несмотря на запреты, используются для изготовления лекарств в ТКМ. Необходимы значительные изменения в том, как Китай контролирует ТКМ, чтобы снизить эти риски.

Необходим намного более строгий контроль за использованием животных и растений. Согласно Мэн Чжибиню из Института зоологии в Пекине, 22% из 112 наиболее часто используемых натуральных ингредиентов в ТКМ — в списке вымирающих видов. Часть из них можно вырастить на фермах, но часть получают лишь из редких животных, которых отлавливают и контрабандой ввозят в страну. Торговля муравьедами запрещена во всем мире. Но по словам Ван Вэйцюаня из Ассоциации китайской медицины, контрабанда продолжается, так как ферм, выращивающих муравьедов недостаточно. Сторонников ТКМ это не волнует. Их беспокоит будущее традиционной медицины. Вэнь Цзяньминь из пекинского госпиталя традиционной медицины Ванцзян говорит, что запрет на использование некоторых животных уже привел к исчезновению некоторых знаменитых традиционных лекарств: «Если мы не будем сохранять традиционную медицину лучше, то от нее останется лишь имя».

 Правительству необходимо повысить стандарты безопасности. Например, оказалось, что растение кирказон, используемое для лечения артритов, канцерогенно. Однако стремление правительства повысить безопасность предполагает лишь стандартизацию, а это противоречит убеждению ТКМ, что каждое лечение должно быть подобрано для конкретного случая. В 2016 году Управление по надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов аннулировало лицензии у 81-го производителя традиционных лекарств. По словам Янь Сицзюня из фармацевтической компании Tasly group, из числа производителей традиционных лекарств, имеющих лицензию, «добрые 50-60% имеют проблемы, требующие решения».

«Западная» подготовка традиционных врачей также будет нелишней. Правительство говорит, что традиционная медицина должна быть дополнением к обычной. Это потребует от врачей, чтобы они имели квалификацию в обоих сферах и могли советовать пациентам обращаться к «западным» методам лечения, когда это необходимо. Однако лишь немногие ТКМ врачи в Китае имеют квалификацию и в «западной» медицине. Новый закон, который снижает требования к знаниям медицинской науки, — шаг в неверном направлении.

В долгосрочной перспективе необходимо развивать систему здравоохранения, в основе которой — современная медицина, а ТКМ — своего рода профилактическое лечение. Но правительство стремится преувеличивать эффективность ТКМ. Она настолько распространена в Китае главным образом из-за того, что немногие готовы требовать ее научное обоснование. Сомнения в ее эффективности часто истолковываются как непатриотичные. Курс на современность и в то же время привязка к традициями — это распространенное противоречие в Китае. И как демонстрируют проблемы ТКМ, достигнуть правильного баланса сложнее, чем кажется.

Источник